Jump to content


Photo

Наши рассказы=)))


64 replies to this topic

#46 Dark_Priest

Dark_Priest

    Advanced Member

  • Members
  • PipPipPip
  • 1,121 posts

Posted 24 August 2005 - 15:36

Дверь с лязгом захлопнулась. Арахэйл, тяжело дыша, огляделась. Слабый свет проникал в камеру сквозь решетку. Прутья, хоть и изрядно ржавые, были крепки. А про то чтобы их разогнуть и думать не стоило. Она закашлялась и присела на соломе. Недостаток света не мешал ей разглядеть покрытые склизкими потеками стены, сложенные из неровного, грубо подогнанного камня. Незажженный факел на стене, куча гнилой соломы и вонючий желобок в углу составляли все убранство камеры. Раненое плечо ныло, а болезнь догрызала измученные легкие. Ночной холод пробрался под рваную блузу, и она снова зашлась надсадным кашлем. Арахэйл никогда не сомневалась, что закончит жизнь на виселице. Но что это случится так скоро - не думала. Потерявшая родителей в младенчестве девушка влачила жалкое существование, получая в качестве знаков внимания только пинки и зуботычины. Затем замеченная за необыкновенную ловкость была взята одним из лучших воров города в ученицы. Она смогла вскарабкаться в иерархии воровского мира и обладала солидной властью до недавних времен. Её проклял один из служащих гильдии магов, и удача отвернулась от эльфийки. Ничего не  помогало  - ни усилия жрецов, ни дорогие лекарства, ни смерть мага. Зародившаяся колдовская болезнь забрала у нее сначала силы, а потом и положение в гильдии – слабые становятся легкой и лакомой добычей. Ей пришлось срезать кошели на базаре, чтобы оплатить услуги лекарей и хоть как-то прокормить себя. В итоге она и попалась. И теперь воровка  с обезображенным побоями и грязью лицом, постоянной болью в груди и зловонным дыханием доживала последние часы. Арахэйл надеялась, что болезнь доконает ее раньше, чем её схватят. Но, видимо, судьба решила все расставить по местам - завтра ее повесят. Воровка оперлась рукой о каменный пол и приподнялась. Рядом с кучей соломы стояла кружка воды и валялась хлебная корка. Арахэйл потянулась к кружке и отпила. Жажда, мучившая ее весь вечер, наконец, отпустила, и девушка повернулась лицом к окну. В узком окне не было видно солнца. Синева сгущалась, темнела, переходя в глубокую ночную черноту. Прошло, должно быть, несколько часов. Звезды медленно двигались за решетчатым окном. Воровка сидела, не двигаясь, и безотрывно смотрела в небо. Внезапно заскрипел ключ в замке. "Уже?" - подумала она отрешенно. Ее должны были повесить утром, ближе к полудню. Мысль о том, что гильдия подкупила стражу и теперь ее пришли освобождать, даже в голову ей не приходила. Ханнедару незачем рисковать репутацией достойного торговца и члена городского Совета, ради того чтобы вытащить из тюрьмы свою бывшую ученицу, превратившуюся в бесполезную развалину. Дверь распахнулась, в камеру шагнул кто-то в чёрном плаще. Рука в украшенной металлическим черепом перчатке протянулась и схватила ее за руку, бесцеремонно вздергивая на ноги. Девушка чуть не закричала от боли в раненом плече, но другая рука моментально зажала ей рот. - Идем. Боль затуманила ей разум, и прошло несколько секунд, пока девушка осознала, что слово произнесено на эльфийском с легким акцентом. - Шевелись, - повторил неизвестный. Голос тоже был эльфийским, хоть и был холоднее льда. От резкого движения разболелась грудь. Перед глазами все плыло. Расплывчатая черная фигура, видимо, потеряв терпение, подтолкнула ее в спину. Её спаситель прицепил ключи стражнику на пояс. Арахэйл не дрогнула. Ей приходилось видеть мертвых людей, к тому же убитых более жестоким образом, чем лежащий на полу стражник со вскрытым от уха до уха горлом. “Но ведь их было двое…” – подумала Арахэйл но ничего сказать не смогла. Боль в груди скрутила связки в тугой узел. Она захрипела, и на шум из караулки выглянул еще один стражник. - Чего это ты удумал а? – начал он, вытягивая меч. – Да я те…            Но закончить ни одного из двух дел не смог. Неизвестный отпустил её руку и, метнувшись к нему, ударил его под колено носком сапога, затем, схватив пошатнувшегося стражника, крепко приложил лицом о стену и, заломив ему голову, резко дернул. Шейные позвонки оглушительно хрустнули, и его тело мешком осело на грязный пол тюрьмы.            - И что тебе там не сиделось? - сказал неизвестный и потащил Арахэйл дальше.           В конце коридора оказалось окно с выпиленными прутьями. Неизвестный знаком велел ей влезть на подоконник, коснулся рукой ее колена и что-то прошептал. - Спускайся вниз, - приказал он. Окно выходило на пустырь. Башни городской тюрьмы Лайтнингпорта возвышались над пустырем серой безмолвной глыбой. До окна было около сорока локтей - достаточная высота, чтобы сломать себе ноги. А то чего и похуже… - Спускайся, - он снова подкрепил слова сильным тычком. Боль и тошнота затуманивали ей разум. Пожав плечами, Арахэйл шагнула наружу, ожидая стремительного падения. И замерла, почувствовав под ногами невидимую опору. Арахэйл переступала, словно спускаясь по лестнице. Вскоре неизвестный оказался рядом с ней - он тоже шел по воздуху. Наконец ноги Арахэйл коснулись земли. Незнакомец тотчас же повернулся и скользнул в узкий переулочек, выходящий на пустырь. Арахэйл не в силах сопротивляться последовала за ним. Город они покинули быстро. Незнакомец привел ее к той части городской стены, что примыкала к угодьям помещиков и, схватив на руки, что-то прошептал. Арахэйл почувствовала, как они поднимаются в воздух и спустя десять ударов сердца ее ноги ступили на землю за стеной. - Кто ты? – прохрипела эльфийка. - Я чудо, – усмехнулся незнакомец и, сжав ее руку, приказал. – Не стой столбом. Перебежав неширокую полосу полей и нырнув в лес, оказались на поляне около ели-шатра где-то в самых дебрях. Арахэйл в изнеможении повалилась на толстый слой опавшей хвои. Ее тошнило, и будь у нее в желудке хоть что-то, кроме воды, ее непременно бы вырвало. Плечо онемело, грудь саднило. Она, закусила губу, чтобы не закричать. - Ты ранена, -  бесстрастно констатируя факт, произнес неизвестный. – Куда? Арахэйл не в силах и слова вымолвить  кивнула на плечо. Незнакомец присел, достал откуда-то из-под плаща длинный кинжал и, разрезав на ней рукав, размотал грубую повязку. Потом снял перчатку и, положив пальцы ей на плечо, принялся что-то шептать. Боль стала отступать. "Жрец", - подумала Арахэйл с тупым удивлением. Невольно поддавшись врожденному любопытству, она повернула голову и скосила глаза, чтобы посмотреть на жреца за работой. То, что она там увидела, заставило ее вскрикнуть. Рука незнакомца была и вправду эльфийской, но цвет кожи был чернее окружающей их ночи.   У эльфов было много врагов, которые ненавидели их уже за то, что они эльфы. Гоблины, орки, гиганты, тролли... Но не было среди рас Королевств ни одной, которую эльфы боялись и ненавидели больше  чем своих чернокожих  сородичей. Арахэйл была не исключением, она боялась дроу больше чем городских властей, Ханнедара  и самой смерти вместе взятых. Жрец не прервал молитвы. Края раны сошлись, затянулись беловатой кожицей и слились. Арахэйл облегченно вздохнула. Дроу же повернув голову и увидев ее перепуганные глаза, уставившиеся на его руку, усмехнулся и откинул капюшон. На нее спокойно смотрели горящие алым светом инфразрения глаза со странными зрачками в форме ромба. Плотно прилегающая черная полумаска сливалась с лицом, почти не скрывая его черты. Роскошные серебряные волосы доходили ему до середины спины, окутывая черный плащ светящимся ореолом. - Меня зовут Велдрин, - сказал он. Арахэйл все так же смотрела на него, не в силах пошевелить пересохшими от страха губами. - Ты больна? - спросил Велдрин. – Можешь не отвечать, я это и так вижу. Он поднялся и, подойдя к ней, положил ей руки на плечи. Его губы зашептали какие-то непонятные слова, а с пальцев полился неяркий свет. Арахэйл почувствовала легкую тошноту но ненадолго. Свет проникал под кожу, наполняя тело приятным теплом и изгоняя усталость. Жрец же резко развел руки в стороны и громко выкрикнул: - Lil A’lur! Mala Vhaeraun ultrin! Он поднял руки к небесам, и наполнявший её свет рванулся прочь. Эльфийка закричала от резкой боли, ей показалось, что из нее раскаленными клешнями тянут жилы. Она  пошатнулась, но руки Велдрина удержали её. - Дыши, – произнес тёмный священник. – Дыши глубже. Дрожа, Арахэйл вдохнула, ожидая что, вот-вот навалится кашель, но он все не приходил, а спустя миг она с удивлением ощутила, что может спокойно дышать. Боль все эти годы выкручивавшая легкие, разжала кулак и ушла. - Вставай, - приказал дроу.   Она поднялась и сделала несколько шагов. Легкие не болели, а боль заклятия тоже проходила. - Вот так, - кивнул Велдрин, удовлетворенный результатом. Он забрался под ветки шатра и кинул ей небольшой сверток. – Вымойся и переоденься. От тебя несет как от сдохнувшего шакала. Старую одежду принеси назад – сожжем. Арахэйл кивнула и собиралась уже идти, как дроу ее вновь окликнул. - Держи ты, наверное, голодна, - он кинул ей яблоко и забрался под ветки шатра. Арахэйл пошла к ручью, грызя яблоко. Рассеянные мысли вихрем кружились в голове. Что от нее нужно этому дроу? Зачем он вытащил ее из тюрьмы и вылечил? Вообще-то о том, почему дроу злы и в чем эта злоба выражается, у Арахэйл были самые абстрактные представления, но страх перед ними она впитала с молоком матери. Она могла попытаться убежать сейчас, но понимала, что бежать некуда. В городе её ждала только виселица, а в других местах её ждала только одна участь – согревать чужие постели. А такой расклад  напоминал самоубийство, не признаваемое эльфийской расой. Арахэйл решила подождать. Вымывшись и одевшись в добротный дорожный костюм, она еще раз задумалась, почему этот тёмный эльф заботится о ней? И практичный ум пришел к одной верной мысли - она ему нужна. Но зачем? “Ладно,” – решила эльфийка. Пока что опыт общения с дроу был вполне положителен. Существа с белой кожей обращались с ней значительно хуже. Тряпки догорали в костре. Арахэйл доедала кашу с мясом, которая казалась самой восхитительной едой, какую она ела за последние несколько лет. Велдрин намешал в котелке каких-то трав, специй, залил все это вином и слегка прокипятил на костре. Протянул ей кружку с напитком. Арахэйл испуганно отодвинулась и покачала головой. - Не бойся глупая, - усмехнувшись, сказал дроу. - Это грог, он хорошо помогает согреться. Неужели ты решила, что я вытащил тебя из тюрьмы и вылечил только ради того чтобы отравить? Он сделал несколько глотков и опять протянул ей. Горячая жидкость обожгла желудок, и, будь Арахэйл голодна, это кончилось бы плачевно для её желудка. А сейчас по телу разлилось приятное слегка кружащее голову тепло. И  не в силах больше сдерживать свое любопытство Арахэйл спросила: - Велдрин, зачем я тебе нужна? Он скосил на нее глаза и отпил из своей кружки. - Исключительно практический подход. Без лишнего романтизма. Мне нужен... компаньон для одного дела.
  • 0

#47 Dark_Priest

Dark_Priest

    Advanced Member

  • Members
  • PipPipPip
  • 1,121 posts

Posted 24 August 2005 - 15:38

Арахэйл насторожилась. - Какое дело? Ты... ты хочешь взять меня в налет на эльфийское поселение? Это было единственное "дело" для тёмных эльфов, какое она могла представить. Велдрин улыбнулся: - Я так похож на идиота? – от его улыбки Арахэйл затряслась как осиновый лист, дроу же продолжил говорить все тем же бесстрастным тоном. - Я собираюсь... навестить некое местечко. К сожалению, в одиночку я этого сделать не могу. Для этого ты мне и нужна. - Но зачем для этого понадобилось вытаскивать из тюрьмы приговоренную к смерти воровку? - Разве это не очевидно? Чтобы у тебя не возникло желания сбежать обратно. Арахэйл нахмурилась: - Велдрин, это... опасно? - А ты как думаешь? – дроу чуть сощурил глаза. - Но если тебя это смущает, я могу вернуть тебя обратно за решетку. Ты этого хочешь? Эльфийка отвернулась. - Нет. Он налил себе еще грога и откусил кусок от ломтя вяленого мяса, который держал в руке: - Вот так бы сразу. - А что… - Арахэйл не желала прекращать разговор о своей судьбе. - Что ты сделаешь со мной... потом? Он пожал плечами: - Не знаю. Всё будет зависеть от твоего поведения малышка эльф. - Ты заберешь меня под землю и сделаешь рабыней? Арахэйл сжалась, увидев, как глаза Велдрина вспыхнули, но дроу лишь рассмеялся. - Да откуда ты такая взялась на мою голову? Не бойся, как раз этого я с тобой не сделаю. - Почему? - Потому что я намерен сделать с тобой кое-что другое, – он поднялся, выплеснув грог в костер, и направился к ней. – Прямо сейчас. Девушке было жутко. Так близко от нее было это ужасающее существо, что она чувствовала его дыхание. Эти руки, тонкие эльфийские руки, черный цвет которых превращал их в руки чудовища. Эти серебряные волосы - сигнал несчастья. Это темное лицо, эти жуткие глаза… Велдрин медленно снял маску и убрал под плащ. Протянул руку к горлу девушки. Арахэйл замерла от ужаса. Тёмный эльф этого, казалось, не заметил. Он спокойно расстегнул на ней жилет с рубашкой и спустил с плеч. Кожа у нее была белоснежно белая, затянутая магией рана нисколько ее не портила. Он протянул руку к ее груди. - Кожа у меня черная, но я тебя не испачкаю, - сказал Велдрин. Не обращая внимания на холодный ужас Арахэйл, он принялся ее ласкать. В этом деле он оказался мастером. И вскоре девушка невольно расслабилась, затем стала отвечать на его ласки, а потом, окончательно потеряв голову, откинулась на его расстеленный плащ и притянула его к себе. Она вновь почувствовала себя женщиной, спустя годы постыдных унижений.  Велдрину порой приходилось зажимать ей рот, чтобы она не кричала от наслаждения... Засыпая, Арахэйл призналась себе, что эта ночь с дроу оказалась самой приятной из всех ночей, которые ей приходилось проводить с мужчинами. Когда Велдрин ее разбудил, солнце стояло уже высоко. - Нам нужно идти Арахэйл, - произнес он. Сам он стоял уже полностью собранный. В правой руке он держал небольшую вьючную сумку, а левой он придерживал у рта дымящуюся трубку. Арахэйл сходила к ручью и умылась, с радостью отметив, что её лицо обретает прежнюю красоту.   - Ешь малышка эльф, - стоя спиной к ней дроу выдохнул клуб дыма и указал на стоящую кружку с грогом и ломти вяленого мяса. – Дорога будет длинной. - Велдрин? – позвала эльфийка. - Да? – Велдрин обернулся к ней, при свете солнца его глаза оказались золотисто-карего цвета. - Куда мы теперь? В это… твое место? - Нет, мы направляемся в Аманус, - он назвал город находящийся полутораста лиг от Лайтнингпорта. – Нам там кое-что нужно перед походом. Они пробирались лесами не один день. Арахэйл удивлялась про себя, что дроу спокойно ходил по лесу при свете солнца днем. Насколько она знала, тёмные эльфы света не выносили. - Велдрин? – спросила она, когда они остановились на ночлег. - Что такое опять? - А почему у тебя на свету глаза не болят? Он пожал плечами: - Привык. Простой ответ да? - Вот оно как… - протянула эльфийка. - Может, хватит глупых вопросов Арахэйл? - Хорошо. – Она кивнула. - Я задам тебе умный вопрос. Что я буду делать? Он поднял бровь: - По-моему, это самый глупый вопрос из всех. То же, что и всегда, разумеется. По-твоему, зачем мы идем в Аманус? Вор без хорошего снаряжения мало чего стоит, а я не хочу, чтобы ты сложила там голову почём зря. По крайней мере, до того как мы добудем сокровища, не хочу. Она охнула: - Сокровища? - Да. Кроме того, очень хорошо, что ты эльф. Не понадобится свет в этих подземельях. Арахэйл обдумывала сказанное. Подземелья! Подземелья, в которых лежат сокровища. Девушка задрожала от сладкого предчувствия. Почему-то в тот момент ее меньше всего волновало чудовище, которое, судя  по легендам, всегда было от сокровища неподалеку. Ее захватила мысль о том, что, если там много сокровищ, можно будет припрятать немного для себя… И начать безбедную жизнь в том же Аманусе… Если бы только она не была во власти этого молчаливого тёмного эльфа. Ничего. Дайте только добраться до сокровищ. Уж там она вытащит у Велдрина этот самый кинжал, а в области ударов в спину Арахэйл мало кто мог чему-нибудь научить... - Ну, попробуй, - спокойно сказал Велдрин. - Что? - вздрогнула от неожиданности Арахэйл. - Ты хочешь убить меня? – Велдрин мгновенно распрямился. – Я как раз собирался проверить, на что ты годна в бою...   Он бросил ей клинок, который извлек из-под плаща. Арахэйл тут же подхватила оружие – отлично сбалансированную Кара-Турскю саберру. Она почувствовала, как кожаная обмотка рукояти словно прилипает к руке, и приняла боевую стойку – в гильдии она считалась мастерицей по фехтовальным делам. - А вот теперь я заговорю с тобой по-другому ублюдок! – кровная ненависть затопила эльфийку с головой. – Я тебя на мелкие части разрублю за то, что ты изнасиловал меня! Велдрин, не делая никаких попыток достать оружие, поманил её рукой.
  • 0

#48 Dark_Priest

Dark_Priest

    Advanced Member

  • Members
  • PipPipPip
  • 1,121 posts

Posted 24 August 2005 - 15:40

- Ну, так отплати мне за это, – он слегка согнул ноги в коленях, а затем на его лице появилась ехидная улыбка – А, судя по твоим стонам, я  подумал, что тебе понравилось. Рывку Арахэйл позавидовала бы стремительная лесная рысь, клинок превратился в сверкнувший в закатном солнце полукруг и рассек… пустоту. Велдрина просто не оказалось на месте. Эльфийка на секунду замешкалась, выискивая, куда он делся, как внезапно дроу возник сбоку. Его рука оплела кисть Арахэйл, потянула вниз и в следующий момент земля рванулась ей на встречу. Воздух стремительно вылетел из легких, эльфийка захрипела от боли, а дроу носком сапога подбросил лежащий меч и, поймав за рукоять, приставил клинок к её шее. - Один ноль в пользу ублюдка… - произнес он, а лезвие слегка надавило на кожу. Арахэйл почувствовала, как по шее потекла склизкая капля. Она закрыла глаза, шепча молитвы Ававандору, но почувствовала, как её поднимают на ноги. - Ты, наверное, оступилась малышка эльф, - он перехватил клинок за лезвие и, протянув ей, приказал. – Еще раз! Эльфийка выхватила клинок и тут же послала его прямо, надеясь достать дроу. Тот же отмахнулся от него как от назойливого насекомого. Арахэйл пустила в ход все свои финты и уловки, меч  превратился в смертоносную сферу, но рассекал лишь всего лишь воздух. Велдрин двигался неспешно, со стороны можно было сказать даже с некоторой ленцой, но всякий раз играючи уклонялся от меча эльфийки. Он внезапно отскочил, и когда эльфийка развернулась, рубя по дуге, поднырнул под удар и подсечкой сбил её с ног.   - Ну что же ты… - он не скрывал издевки. – Вместо того чтобы меня убить ты со мной заигрываешь. Могла бы просто попросить. Арахэйл, взревев от стыда, вскочила и вновь атаковала. Велдрин тоже выхватил клинок, вспыхнувший голубым светом и, раскрутив его над головой, принял защитную позицию. Арахэйл крутанула заднее сальто, стремясь сбить его с толку, нанесла двойной удар, стремясь убить его сейчас или лечь самой. Она уже чувствовала отвратительный чавкающий звук, который издает разрубаемая плоть, но в следующий миг клинок вылетел из онемевших от боли удара рук. Сохраняя все тоже скучающее выражение на лице, тёмный эльф отхлестал её плоскостью клинка по щекам.  Последнее  что увидела эльфийка – меч, направленный в живот. Удар потряс её, рот наполнился кровью, а откуда-то издалека донесся голос Велдрина: - Ты великолепно владеешь мечом, но слишком агрессивна в атаке… Арахэйл без сил рухнула назад, но руки дроу удержали её и отнесли на лежанку. Она почувствовала, как он шепчет целебную молитву и как отступает рвущая тело на части боль. - Выпей малышка эльф, - он протянул ей флягу. – Тебе станет легче. - Ты… ты… - она с трудом ворочала языком. Он приложил к её губам палец. - Не говори. Я не собираюсь перед тобой оправдываться, но ответь, ты поступила на моем месте по-другому? Она покачала головой. - Если ты не будешь делать подобных глупостей, все это может кончиться для тебя значительно лучше. И я больше не буду поворачивать меч плашмя… Арахэйл посмотрела на Велдрина со страхом и уважением. - Велдрин? – она улыбнулась своей смелости. – Ты ведь священник? - Да. - Кого - этой... Лло... - Нет, - ответил он. - Какие у тебя еще вопросы? Любопытство окончательно вытеснило осторожность. - Кому же ты поклоняешься, если не ей? - Эльфы… – дроу обтер её губы шелковым платком. – Ничего то толком не узнают и всё туда же. Сначала утыкать стрелами, а потом выяснять что да как… Арахэйл приподнялась на локте. - Расскажи? Велдрин долгое время молчал, возясь у костра. Потом он произнес: - Культ Ллот очень силен в мире Подземья это правда. Царство хаотичного матриархата многим по духу, но такой расклад не всем нравится. К слову мало кто решается разорвать незримые цепи. Отступникам грозит такая кара, что самые изощренные пытки палачей поверхности покажутся детскими шалостями. Паучиха не прощает измен… Арахэйл раскрыла рот. Похоже, таких откровений от обитателя подземелий никто из других эльфов и не слышал. Велдрин же продолжал. - Всего богов шестеро. Но двое из Пантеона не заслуживают упоминания вообще… - Почему? - Потому что бог без последователей ничто. А их последователей давно перебили… Последователи остальных же… Одни железной рукой правят в дровийских городах, другие восхваляют чудовищ и всячески защищают их поголовье. Третьи танцуют при лунном свете, в чем мать родила….
  • 0

#49 Dark_Priest

Dark_Priest

    Advanced Member

  • Members
  • PipPipPip
  • 1,121 posts

Posted 24 August 2005 - 15:43

- Ты служишь тому четвертому богу? - Сама догадалась или кто подсказал? – ухмыльнулся тёмный эльф. – Да я служу ему. - Как его имя? Велдрин промолчал. Арахэйл решила сменить тему. - Скажи.… Твой второй меч.… Это Мунблэйд верно? Дроу кивнул и извлек оружие из ножен. Синий свет вспыхнул на его лезвии, очертив выбитые вдоль по обе стороны кровостока руны. Мунблэйд – легендарные мечи эльфийской расы, клинки, наделенные волей. - Невероятно… Мунблэйд у тёмного эльфа. Как? Его глаза сузились, и на миг их затопила всепоглощающая ненависть. - Да что ты знаешь о нас? – он вдруг оказался совсем рядом, нависнув над эльфийкой. – Кто ты такая чтобы судить меня? Арахэйл обмерла, но дроу в ярости отбросил меч лишь отошел обратно к костру. Сердце эльфийки воспрянуло. Шанс! Сейчас схватить клинок и вонзить его в спину этому дроу. Увидеть агонию в его глазах, ощутить, как жизнь уходит из его тела, отомстить. Но… но она лишь поднялась и, подойдя, обняла его за плечи. - Прости… - прошептала Арахэйл. - Прости меня…. Он обернулся к ней и грустно улыбнулся. Арахэйл испытывала странные чувства – рассудок призывал воспользоваться слабостью дроу, но сердце, предательское сердце таяло перед этой улыбкой, лицом и глазами. Эльфийка провела рукой по его белоснежным волосам и окончательно тоня в этих глазах произнесла: - Иди ко мне тёмный эльф… В последующие мгновения весь мир для неё был теплой бесконечной звездной ночью напоенной ароматом хвои перемешанной с дымкой костра. Вымотанная Арахэйл провернулась в его объятьях и прошептала: - Ты простишь меня Велдрин? Дроу улыбнулся ей. - Я уже простил тебя Арахэйл. Да и не за что просить тебе прощения. Ты и, правда, ничего не знаешь о нас – последователях Повелителя Ночи. - Повелитель? - Да… Зови его так малышка эльф… Он бог воров и интересов тёмных эльфов на поверхности. - Я не про это Велдрин… - она прижалась к нему. – Я… Когда ты отвернулся я… Я хотела воспользоваться шансом и убить тебя. Ты… ты столько ради меня сделал. Вытащил из тюрьмы, вылечил… Даже… даже то что ты занялся со мной любовью… Я никогда не испытывала ничего подобного до тебя. Прости меня…   Она услышала, как дроу жестко усмехнулся. - Ты об этом малышка эльф? Не забивай себе голову. Если бы ты попыталась, то поверь мне, ничем хорошим для тебя это бы не кончилось… Арахэйл чуть отпрянув, взглянула и вновь увидела эти холодные как лед глаза,  которые так испугали ее в первый раз. - Неужели ты решила, что я могу допустить такую несусветную глупость? Повернуться к тебе спиной да еще оружие оставить? Ну, уж нет,… Ты, наверное, забыла, что кроме хозяина Мунблэйд никому не даст даже себя поднять. Так что сама видишь, что я ни капли не обижаюсь. Велдрин рассмеялся. - Я же дроу. А у нас всегда принято не оборачиваться не обезопасив тылы… Хотя знаешь те кто постоянно ждут удара в спину часто получают его промеж глаз… - Ты… ты… - Арахэйл со слезами на глазах принялась молотить его по плечам. – Холодный, жестокий… Как ты мог так со мной… Велдрин притянул её к себе и поцеловал. - А вот теперь я прошу прощения у тебя… - прошептал он, чувствуя на губах её слезы. – Мне очень жаль, что так получилось…  Я искренне сожалею…. - Какое же ты зло… Дроу чуть склонил голову. - О да… А что такое добро, по-твоему, Арахэйл?   - Все! – крикнула она. – Счастье, мир, любовь… - Счастье, мир и любовь… - протянул Велдрин, словно пробуя слова на вкус. – Так и думал, что скажешь ты что-нибудь подобное. А вот я скажу тебе, что это все полная чушь… Счастье что это? Счастье можно познать, лишь познав лишения. Мир это что? Мир достигается кровью, сталью и слезами невинных. Знаешь сражаться за мир это еще больший абсурд, чем трахаться за девственность… - Но… - эльфийка попыталась, что-либо сказать, но ничего не шло в голову. А Велдрин продолжил: - Добро без зла невозможно малышка эльф. Ведь если оно исчезнет то… То мир погрузится в такой хаос какой никому и в голову не приходил…. - Тебе бы на площадях выступать… - буркнула Арахэйл. – Тоже мне проповедник… Темный эльф пожал плечами. - Расскажи, как ты обрел Мунблэйд? Прошу тебя… Велдрин вздохнул. - Опять ты за свое… Ну хорошо. Это было давно, когда  я еще жил в Подземье. Меня выбрали для… - тут он произнес слово на непонятном ей языке. - Чего? - Что-то вроде команды, которая проникает во вражеский замок и отпирает ворота. - Ясно. - Не перебивай меня. Меня пытались так уничтожить, забросив прямо к Матроне Матери и её дочерям. Но… я сумел выжить. Но моя… хм… назовем их недоброжелателями, не успокоились. Они хотели унизить меня и отдали мне меч. Думали что я рухну под его весом, как все остальные а он выбрал меня… Так я его и обрел… - Вот оно что… - протянула эльфийка. Дроу помолчал. Арахэйл же довольно таки бесцеремонно заставила его подвинуться и прижалась к его груди. Через минуту Велдрин услышал ее равномерное дыхание. Темный эльф провел рукой по ее волосам и тоже уснул.
  • 0

#50 Askii

Askii

    Advanced Member

  • Members
  • PipPipPip
  • 879 posts

Posted 25 February 2006 - 17:05

Серебряные буднии Мое метро, моя жизнь и моя свобода. Мое метро, моя жизнь и моя свобода. Можно еще двести раз про себя повторить. Будет легче. Лучше и безнадежно легче от того, что это и правда так. И так, мое метро, моя жизнь и моя свобода. Мое метро. Подъехал поезд и разноцветная, многорукая, многолапая жадная толпа рванула в распахнувшиеся двери. Толпа очень сильная и очень жадная. Она пробьется сквозь любые преграды между ней и створками дверей поезда. И возьмет с собой все, что окажется  у нее на пути. Она без жалости хватает любого проходящего мимо человека и запихивает его метро, а потом заставляет его поверить, что это ему и правда нужно. Потому что все так делают. И все тоже были пойманы этой толпой. Толпа хитра и многолика. Порой и сам не замечаешь, как оказываешься в ней. Но это не страшно. Мне не страшно. Мое метро. Моя жизнь. Моя свобода. Разношерстая толпа даже не замечает, когда припадаешь к ее шее. Толпа хитра, коварна и беспощадна. Но она слепа. И она не заметит укуса в шею. Моя жизнь. Я припал к шее какой-то девушки в красном платье, поверх которого было небрежно надето пальто. Красивое пальто, оно приятно щекотало мне щеку, когда я на долю мгновения припал к ее шее. Интересно, ее целовали в шею, когда она была в этом пальто? Или это только я знаю, какое оно нежное, это пальто? Завтра она умрет от сердечного приступа. А послезавтра она проснется другим человеком. Это правильно, что бы понять жизнь, нужно сначала умереть. Хотя бы один раз. Моя жизнь. И вот теперь я играю в сложную и затейливую игру с толпой, питаясь ей, но не привлекая ее внимания. Толпа жестока. Она прихлопнет меня и не заметит. Просто раздавит. Столкнет под поезд. Но толпа непредсказуема, поэтому она может и по-другому со мной расправится. Но я не привлеку ее внимания. Я аккуратен. Моя свобода. Кто-то что-то у меня спросил. Не понимаю. Человеческая речь такая затейливая, смешная и непонятная… Я помню, как я своей девушке, когда только изменился, такой же как я, говорил что-то…Она слушала меня и смеялась. До слез, до хрипоты. И ни слова моего не понимала. Просто ей было смешно слушать разговор, как я с умным видом впариваю какую-то очередную ничего не значащую туфту. Я ей пишу: «Дура, чего ты смеешься, ты же ничего не понимаешь?» Я же тогда был совсем новеньким… А она и отвечает мне: «Я понимаю, что это смешно. Разве нужно что-то еще?» Я останавливаюсь и начинаю ржать. Просто смеяться и смеяться…Толпа хмурится, недовольно косится на меня и старается обходить стороной. Это смешно. Нет, правда! Не прекращая смеяться, я впиваюсь зубами еще в шею какой-то красотки. Смешно, я ей шею прокусываю, стараюсь, а она и не замечает. Внезапно мои губы прилипают к какому-то металлу. Цепочка. Ну да, точно. Меня предупреждали. Ха-ха, смешно. Губы иссыпаются в прах, который ручейком стекал на платье красотки, а она ничего не замечала. Заметит дома стиральная машинка. Так всегда. Наши вещи, ведь, замечают не в пример больше, чем мы. Потому что они не составляют никаких ИМХО об это мире и о каком-либо другом. Правильно, наверное. Рассыпаться начали щеки. Мелкий-мелкий прах серебряным водопадом падал на оголенные плечи девушки… Как иронично—просто взять и умереть. Отличная шутка, как раз в моем духе. Просто взять и умереть от того, что какая-то молодая и смазливая девица решила покрасоваться своей серебряной цепочкой с распятием. Изумительная, право, шутка! Браво, маэстро! Ну что вы! Я ничего особого и не делал! Челюсть рассыпается, я наконец-то отлип от девушки и стою в потоке толпы, рассыпаюсь. Рассыпаюсь и ржу. Пытаюсь ржать. Гениальная шутка. Толпа внимания не обращает, да и зачем обращать внимание на хохочущего мертвеца?
  • 0

#51 Blaccat

Blaccat

    Advanced Member

  • Members
  • PipPipPip
  • 3,142 posts

Posted 26 February 2006 - 03:44

Слушай, Саш, не знаю почему, но у меня все твои рассказы теперь чётко ассоциируются с пирожком :) С вишнёвым... или с рисом. А ещё если вдруг кто-то случайно скажет: "А мышка бежала от соседа к соседу и до самого горизонта", так мне сразу кушать хочется :) Здесь мышек не было, но к пирожкам меня очень сильно потянуло =))
  • 0

#52 LonG

LonG

    Advanced Member

  • Members
  • PipPipPip
  • 6,114 posts

Posted 26 February 2006 - 05:23

а у меня в метро не получается кому-то в шею уткнуться... все какие-то низенькие..
  • 0

#53 KolhoZniK

KolhoZniK

    Advanced Member

  • Members
  • PipPipPip
  • 1,076 posts

Posted 26 February 2006 - 05:53

<молчит в память о павших собратьях>
  • 0

#54 Askii

Askii

    Advanced Member

  • Members
  • PipPipPip
  • 879 posts

Posted 26 February 2006 - 17:11

Совместное с Марой творчество.ЕЕ начало--мой конец.Забавно вышло)) Мара--молодец,хотя и новичек совсем)) Мара Она находилась в грязном туалете общаги. На неё из параллельного мира смотрело заплаканное, бледное лицо. Она внимательно всматривалась в свои серые, холодные глаза, давно опустевшие. Она ненавидела себя, его, окружающих, ненавидела весь мир. Тушь давно потекла, тени комками оседали на щеках. Её платье было забрызгано капельками крови. Голос её давно охрип. Она плакала,  и ей было глубоко начихать на то, что в соседней комнате Он и Другая Она. Он тихо подошел и так же тихо прошептал: "Ты не та самая единственная…" В глазах все стало мутно, вокруг все поплыло, мир стал разваливаться на миллиарды частиц. Она ненавидит его. Да и какого черта она должна плакать?! Её эгоизм и наглость дали ответную реакцию: "Удачи". Он был недоволен её ответом. Её пофигизм поразил практически всех. Она спокойно вышла из комнаты, не подавая признаков того, что она расстроена. Но вот  закрылась за ней дверь…  Она рухнула на грязный кафельный пол туалета, как она его ненавидела. Горечь обжигала её сознание, а не плоть. А как она хотела быть принцессой на этом балу. Она стояла и тупо пялилась на свое отражение, не замечала рубцов на запястьях. Всего 7 минут тому назад Эгоистки бы и не стало: - Какого черта я делаю? Разве он заслужил?! Он не первый и не последний. Я слишком люблю себя, чтобы радовать его. Я слишком люблю СЕБЯ!" Я Ну что ж... А Он в это время сидел в соседней комнате,у друга,в ванной...В воздухе клубился пар и конденсировался на зеркальные дверцы шкавчика,какие бывают во всех приличных ваннах... Он сидел и плакал,сам не зная,от чего,но и это были не слезы,а лишь иллюзии их,сконденсировавшийся пар,который поднимался с поверхности кипятка,налитого в ванну...Зачем он налил туда кипяток? Он  не помнил этого, а водка, так дружелюбно предложенная другом,туманила сознание. Он сидел,и весь его мир сузилсся до запотевшего зеркала напротив него... Он нарисовал волну, много скобочек,концы которых обращались вверх. Некоторое время волна держалась,а потом ее затянула пленка воды. Это символичноподумал он,а если концы волны соединить? Если их соединить,получится солнышко. Так вода превращается в огонь. А если их скрутить,то получится нечто вроде одного солныхка с лучами наружу,которое втягивается другим--лучами во внрутрь... Это знак бесконечности,если его совместить со знаком жизни,ибо бесконечность--это змея,кусающая себя за хвост,а жизнь вообще--это круг. Но отдельная жизнь--это,соответственно,полукруг. Так огонь превращается в жизнь,и так жизнь соприкасается с законом,ибо вечность--это закон. Ибо закон--это мысль,на которой основывается мир,а значит он древнее мира,вечность. И так встречается жизнь и земля,ибо лишь она вечна. Он некоторое время просто смотрел на фигуру ,в которой,как ему показалось,он увидел смысл жизни,а потом без сил упал. Он смеялся, счастливо и беспечно. Он уже не помнил ни о ком и ни о чем, а со счастливым фанатизмом резал себе вены,лежа в горячей воде,которую он,благо,не забыл налить...
  • 0

#55 Тот кто ненада

Тот кто ненада

    Das TOT

  • Members
  • PipPipPip
  • 3,645 posts

Posted 26 February 2006 - 23:51

Брр... бедные те оперативники, которые приедут на место самоубийства... и дело вовсе не в крови, что в воде, нет... ::sad Аск, расскажи, чего это ОН так сделал, а? Бросил ЕЁ, а потом и наложил на себя руки? ?!? А я, если интересно, могу про Мизантропа рассказать. ::)
  • 0

#56 Askii

Askii

    Advanced Member

  • Members
  • PipPipPip
  • 879 posts

Posted 27 February 2006 - 22:29

Валяй,шпион,только я больше филантропов резать люблю^_______^ А почему наложил--это же легко.На самой поверхности))
  • 0

#57 Тот кто ненада

Тот кто ненада

    Das TOT

  • Members
  • PipPipPip
  • 3,645 posts

Posted 27 February 2006 - 23:54

" Валяй,шпион,только я больше филантропов резать люблю" - Это, надо понимать, как разрешение на рассказ, да? ;) Пожалуй... лчше я другое придмаю, не то, что хотел. Ты, как я понял, трагедию хочешь, а то - просто про героя фэнтэзи рассказа. :) Кстати, чем заслужил я звание шпиона? "А почему наложил--это же легко.На самой поверхности" - наркоман, что ли? ?!? - насчёт оперативников: Повешение, как известно, считалось позорной казнью. И не случайно существовал обычай - хорошо кормить перед смертью. Ведь у мёртвого человеа расслабляются мышцы, в том числе и мышцы прямой кишки и мочевого пузыря. Вот и получается картина - висит казнённый, а под ним - кучка. Так вот - в ванной кроме крови должны быть ещё и нечистоты, ведь он успел отъесться... эх, не жалко ему было никого: ни свидетелей, ни оперов.
  • 0

#58 Askii

Askii

    Advanced Member

  • Members
  • PipPipPip
  • 879 posts

Posted 01 March 2006 - 14:13

"Кстати, чем заслужил я звание шпиона? " --Тотктонада,значит шпион:) Насчет жалеть--зачем? А паренек психом был. А рассказ вывешивай.Сколько ждать можно?!)
  • 0

#59 Тот кто ненада

Тот кто ненада

    Das TOT

  • Members
  • PipPipPip
  • 3,645 posts

Posted 01 March 2006 - 18:00

"Тотктонада,значит шпион" - а, ты про Гаттера. Понял. :)
" Насчет жалеть--зачем?" Жалеть - незачем. Перед смертью, наверное действительно хочется нагадить... он даже сумел это сделать и в прямом и в переносном смысле. :D

Ну вот, написал. :)
Про мизантропа.

Мягкое кресло, клетчатый плед,
Не нажатый вовремя курок...

"Группа крови"

Опять проиграл. Ну их, этих страйдеров... Дуг вышел из Халвы, врубил Винамп. Под выпавшую "Группу крови" ему всегда хорошело. Да только в этот раз даже КиНо не поднимало настроения. Мысли текли одна за другой, он лениво перебирал их, как картинки, упиваясь тем, как они цепляются одна за другую, потом прогонял их в обратном порядке, восстанавливая по зацепкам. Получалась хаотичная лента из, казалось бы, совершенно неподходящих друг другу вещей - колонки, его любимая цветовая гамма, его заброшенный рассказ, Симпсоны, плеер, его день рождения, дни рождения других, ОНА, список одноклассников с телефонами, адресами, денярами, ФБР, люди...
Люди.
Смешные создания. В частности, их суета. Какие-то мелочные проблемы им кажутся огромными, потому что это - их проблемы.
"Коль, при-ежай. Тут пра-аблемы."
Сначала ему было смешно, с какой серьёзностью и напыщенностью они произносят "проблемы", "общаться", "нормальный", "отвечаю"... А теперь его эти слова просто бесят.
"Их проблемы".
Ну, тут конечно же банальный эгоизм. В то же время, обвиняя другого в эгоистичном поступке (съел сам все сухарики - жи-и-ид! Евре-е-ей!), разве они сами себя таковыми не проявляют? Если они так уважают альтруизм, почему им и в голову не приходит, например, такая мысля: "съел - и Бог с ним. Хоть кто-то наелся". Уж лучше бы они и не притворялись.
Просто удивительно, как они играют понятиями, варьируя степенями значимости и подгребая всё под себя. И в споре каждый всегда непоколебимо уверен в своей правоте. Тогда и спор бессмысленен, а ведь продолжают...
Глупые создания.
Школьные уроки литературы вроде учат "добру", "отзывчивости", "чести", "благородству"... Боже, как пафосно!
...и как наивно.
У него, например, такие жалкие потуги вызывают только раздражение. Кто лучше: тот, или этот? "Конечно же этот, ведь у него благие намерения! А тот - хуже. Хоть у него и есть власть, он не распоряжается ею как должно."
- Марьванна, а как надо?
В течении минуты он выслушивает "как надо", и задаёт ещё один простой вопрос:
- А почему?
Но вопрос сбивает марьванну с толку. Почему правильно кормить голодных, нищих, жертвовать в деццкие дома, и творить прочую филантропию?
Она так и не даёт вразумительного ответа, но Дуг его всё равно получил. Хоть и не на тот вопрос, который задал ей, но себе. Сделав задумчивый вид, он ставит ещё один крестик в своём внутреннем журнале.
Такие наивные, и в то же время такие уверенные в себе!
Ему уже давно не за что их любить. И уважать. Периодические вспышки безотчётной злобы он не связывает со своей мизантропией, но просто прячет в себе, направляя на род людской, но не дай Бог на...
Ладно, об этом он не будет говорить.
Просто ненавидеть - глупо и примитивно. Уж очень он становится похож на забитого и слабого. Он смеётся. Насмехается и издевается над этими червячками. При случае он выплёскивает часть накопившейся желчи на одну приставаку, которая играет в любовь с ним. Мразь. Нет ничего приятнее, чем отбросить её руки, готовые повиснуть у него на шее в демонстративном порыве. И как ей до сих пор не надоело? А ещё приятнее поиграть со словами, сказанными учителем и заставить смеяться над ней весь класс. Так просто, а увлекает.

Интересно, а кем он станет? А вдруг, и вправду - маньяком? Вот это будет, конечно, кадр - внешне респектабельный и приятный гражданин, и вдруг - такой желчный! О, нет, он не опустится до уровня убийц и насильников. Он будет играть тоньше и масштабнее. Гораздо приятнее стравливать между собой целые массы, мирить, и снова стравливать, чем заставлять заниматься перед ним сексом незадачливую парочку в парке.

Примитивные созданья, а всё же возомнили себя венцом эволюции. Ну как не поиздеваться над ними? Любить - не за что, уважать - тоже. Просто ненавидеть и говорить об этом всем - глупо и слабо... А вот дёргать за ниточки и быть сухим - вот это дело!
============================
Винамп играл "The Maelstrom Mephisto". А удовлетворённый Дуг, лениво развалясь в креслице, изучал какой-то девчачий форум, где деловито шло обсуждение противоположного пола. С его лица не сходила то ироническая, то злобная, то презрительная улыбка, напоминающая оскал. Он всё больше набирался уверенности в своём рассуждении....
  • 0

#60 KolhoZniK

KolhoZniK

    Advanced Member

  • Members
  • PipPipPip
  • 1,076 posts

Posted 04 March 2006 - 06:21

Сильно. Но не ново.
  • 0



Reply to this topic



  


1 user(s) are reading this topic

0 members, 1 guests, 0 anonymous users