Jump to content


Photo

"Я - ВОЙНА" Какие ошибки есть в этом тексте?


  • This topic is locked This topic is locked
No replies to this topic

#1 VGI "VGI" VGI

VGI "VGI" VGI

    Newbie

  • Members
  • Pip
  • 1 posts

Posted 28 August 2011 - 20:52

Подскажите, какие ошибки с точки зрения геймерского сленга есть в этом тексте?

   Я - ВОЙНА



     Глава 1



Война кланов, осада вражеской крепости, смерть врагов, победа — что может быть интереснее? Но иногда все идет не по плану...
- Куда ты прешь? – рявкнул Саня в микрофон. – Ты не видишь, какая у него зона агра?! Ты на хрена туда побежал, сказано же: в слип! Метки смотреть нужно!
Лук(1)  что-то промычал обиженно, неадекват. Клан сливал осаду вражеской крепости, и Саня злился не на шутку. Он сидел за компьютером в одних трусах – дома жарко, вентилятор гоняет горячий воздух, а кондиционер они с Юлей так и не купили.
Вслед за луком, с перегрева, не иначе, чудить принялся их чародей: вломился в самую гущу боя, да там и лёг. У всего клана слетели бафы(2).
- Ну, гад! – выдохнул Саня, в то время как пальцы сновали по клавиатуре. – Ламер(3)!
Еще можно было собраться и всем навалять, Саня это знал. Он попер вперед, словно бешеный танк, как раз в это время их чародей скастовал заклинание "молния", метнул во врагов трескучий изумрудный разряд и…
Монитор погас. А-а-а! Сдернув гарнитуру с головы, Саня запустил ею в стену. Опять электричество вырубили!!! Не отрывая взгляда от черного экрана, нашарил на столе сотовый: позвонить Петру, главе клана, предупредить, что выпал... Но и телефон не работал - разрядился, наверное.


(1)  Игровой сленг. Лук – персонаж класса лучник.
(2) Игровой сленг. Баф – заклинание, усиливающее возможности персонажей.
(3) Компьютерный сленг. Человек, не умеющий толком обращаться с компьютером и не желающий осваивать работу с ним.



С фотографии в рамочке, стоящей возле монитора, укоризненно смотрела Юлька в самбовке. Саня сам «щелкнул» ее перед соревнованием: светлые волосы забраны в  хвост, но тяжелые пряди выбились и висят вдоль щек. Юлька улыбается, только глаза ее, ведьминские, разного цвета – правый – голубой, а левый – ярко-зеленый – серьезны. Это последний перед беременностью бой – потом тест показал две полоски. А сейчас, интересно, Юля тренируется? Наверное. По идее – должна. Ее не так просто сломать, и борьба для Юли много значит... Вот и в квартире как-то тихо, наверное, нет ее.
Саня провел пальцем по карточке, и на стекле осталась яркая полоса – стёр пыль. Приподнялся, отодвигая кресло. Поясница ныла, болели плечи. Слишком долго просидел в виртуале, его покачивало, а перед глазами прыгали фигурки, напоминающие персов из игрушки, в которую он только что рубился... сколько? Три часа подряд, пять, семь? Он не помнил.
Выбравшись из кресла, Саня пошлепал в коридор. Ламинат приятно холодил голые ступни. Стоящий на полочке у вешалки городской телефон тоже молчал – ни гудков, ни шипения. Авария, что ли? Он постоял с мертвой трубкой в руке, вернул ее на подставку. Надо поесть, раз уж такое дело. По светлому полу, усеянному всяким мелким мусором хлопьями пыли - и чего это Юлька себе думает, почему не подмела? - Саня прошел на кухню и в дверях остановился.
Он жил на восьмом этаже, окна выходили на покачивающий вершинами сосен Лианозовский питомник, над которым раскинулось изумрудно-зеленое небо.
Зеленое? Оно что, и правда...
Саня протер глаза, поморгал и ущипнул себя: нет, не спит. Галлюцинации? Расстройство зрения из-за монитора? Осторожно, медленно, он приблизился к окну. Небо было ниже, чем обычно, а еще оно казалось каким-то... выпуклым, что ли? Словно огромный купол из зеленого хрусталя накрыл Москву. По нему пробегали изумрудные молнии, но грома не было слышно. "Как в игре, - подумал Саня. - Как в долбанной игре! Я свихнулся, права Юлька!"
- Юль! – позвал он. – Юля!
Тишина. У Сани нехорошо засосало под ложечкой. И вдруг накатило чувство, что он снова играет, только теперь не в онлайновую RPG, а в шутер - "стрелялку",  и сейчас самое начало, когда у героя совсем нет оружия. Вот теперь он должен взять столовый нож, выйти за дверь, убить первого монстра - совсем слабого, неопасного - потом в подъезде отыщется бита или монтировка, как у Гордона Фримена из "Хайфлы", а на улице уже будут поджидать другие враги, посерьезней...
Он зажмурился на несколько секунд, снова глянул на небо и с усилием заставил себя отвернуться от окна. Только сейчас он обратил внимание, что кухня, Юлькина гордость, замусорена: стол завален грязной посудой, хлебные крошки застыли в высохших лужицах кофе – все правильно, это Саня то ли вчера поздно вечером, то ли сегодня рано утром делал себе попить и бутерброд. Плита, в отличие от стола, аж сверкает, будто ею не пользуются. И куда-то исчезли хлебопечка с мультиваркой, Юлькины первые помощники. И половина половников-лопаток, развешенных на крючках, тоже исчезли.
Позабыв о галлюцинациях, Саня выскочил в коридор и заглянул в шкаф-купе. Не было Юлиных вещей. И обуви её не было, в тёмном углу сиротливо жались его кроссовки, а ботинки лежали кверху подошвой, как дохлые зверьки. Он вернулся в «кабинет» - стол жены, стоящий у окна, был завален скрепками, коробочками и целлофановыми пакетами. Ноутбук она забрала. Больше в кабинете ничего не изменилось: рабочее (в последние месяцы – игровое) место Сани – у стены, чтобы свет слева падал, стеллаж с книгами… Стоп. Книг тоже меньше, чем было. Только его компьютерные справочники и фантастику оставила.
Через приоткрытые жалюзи просвечивало всё то же зеленое небо. Уже понимая, что увидит там, Саня побрел в спальню. Здесь шторы были плотно задернуты, и царил полумрак. Разворошенная постель, опустевшее трюмо – исчезли все Юлькины банки-склянки-помады.
Ушла.
Саня опустился на край кровати, показавшейся излишне широкой. Юля давно предупреждала, что уйдет, что «так дальше продолжаться не может». И он кивал, не отрываясь от монитора. Еще немного, еще чуть-чуть – не видеть, не осознавать этого мира. Спрятался в игре так, что не слышал, как жена собирала вещи. И отсутствия ее не замечал… Когда же она ушла? Куда – понятно. К маме. Тещенька рада-радешенька будет. Но когда? Сколько прошло времени?
Он подтянул к себе старую плоскую подушку, схватил и нахлобучил на голову, прижал к ушам, к лицу, закрываясь от реальности. Зажмурился и замер. Так и сидеть, не шевелясь, а еще лучше — забраться под одеяло, лечь набок, поджав ноги, в душной темноте, и лежать, пока снаружи не раздадутся Юлькины шаги, шелест пакета (ведь на самом деле она просто выходила в магазин!), скрип дверцы холодильника...
Почти минуту Саня сидел с подушкой на голове, но потом заставил себя отбросить ее. Ходики над трюмо, показывающие три часа, стояли. Из зеркала на него красными глазами смотрело отражение: небритый парень, долговязый, спортивный, волосы по плечи отросли, нечесаные, свалявшиеся. Щетина недельная. Саня поднялся, собрав патлы в хвост, стянул найденной в ящике резинкой. Так лучше.
«Ушла - скатертью дорожка! - раздраженно подумал он. - Ну и дура! Мне даже лучше, никто пилить не будет, а теща пусть подавится!" Но эти мысли сразу сменились другими: "Тебе двадцать пять, от тебя ушла жена, потому что ты  - неудачник. Ламер. Нуб(4)  в игре жизни. Потому что уже… сколько же? Уже месяца три ты не выходишь из дома. Нигде не работаешь. Забросил спорт. А Юле разве легче было? Ты, вместо того, чтобы поддержать ее, растворился в виртуале. А теперь иди и верни жену!»


(4)Игровой сленг. Нуб — неумелый игрок-новичок.


Но вместо этого ему мучительно захотелось играть. Нырнуть в бряцанье мечей, шипение заклинаний, звон монет, рев чудовищ, боевые выкрики, стоны умирающих... в игре смерть - иллюзия, там убиваешь, не лишая жизни, и гибнешь, не умирая. Поэтому Саня и сбежал туда: прячась от настоящей, реальной смерти.
Только вот комп не работал, и он принялся одеваться. Джинсы валялись на стуле, а за футболкой пришлось лезть в шкаф. В этом, так же, как в первом, не осталось Юлиных вещей, но на одной из полок молчаливым напоминанием о случившемся когда-то лежал пакет, приготовленный на выписку из роддома.
Они купили приданное заранее, посмеявшись над приметами. Но вещи так и не пригодились.
Саня убрал пакет в самый низ шкафа. Мысли о ребенке, родившемся мертвым, отнимали у него силы. А силы сейчас были нужны.
Проходя мимо кабинета, он снова увидел сквозь жалюзи зелень неба. Это было так необъяснимо, так не укладывалось в голове, что Саня поспешно отвел взгляд. А перед дверью, уже повернув ручку, остановился, внезапно напуганный тем, что собирался сделать: выйти из квартиры. Оглянулся... Знакомая кухня, коридор, комната в конце. И там, на столе, компьютер, который манил его к себе, будто ценный артефакт - сталкера из одноименной игры. Всего один шаг — и все это останется за дверью, но выходить из квартиры не хотелось мучительно, он боялся того, что ждало снаружи, боялся людей, улиц, машин, всего этого огромного города, накрытого теперь гигантским зеленым колпаком.
Хотя небо — это, наверное, все же галлюцинация. Какое-то нарушение зрения, сдвиг в голове. Слишком много пялился в монитор, слишком долго через зрачки игровой код входил в мозг, вот там и глюкнуло. А Юля вернется, никуда не денется, не жить же ей со вздорной капризной матерью. Придет, не прямо сейчас, так к вечеру, не вечером, так утром, а к тому времени и мозги отдохнут, зеленое небо станет обычным, исчезнут эти дикие изумрудные молнии, да и электричество пустят — и можно будет снова...
Саня вздрогнул, сообразив, что уже отпустил ручку, и даже повернулся спиной к двери. Он на полном серьезе ждал, чтобы комп заработал, чтобы можно было снова нырнуть в игру, забыв про окружающий мир, про Юлю и про ее уход!
Ты — наркоман, и у тебя ломка.
Сцепив зубы, Саня шагнул в ванну, крутанул ручку холодной воды – кран забулькал, вода ударила сильными толчками. Сунул под нее голову, пятерней взлохматил волосы, чтоб получше промокли, похлопал ладонью по затылку, по шее, разбрызгивая капли.
Раздалось особо сильное «Бульк!» - и вода перестала идти, теперь кран только глухо фыркал. Саня закрутил ручку, вышел из ванны и, немного взбодренный, решительно покинул квартиру.
В длинном коридоре, ведущем к лифтам, было темно и воняло кошками. Натыкаясь на велосипеды, санки, ящики, он выбрался на лестничную клетку, где звучали голоса растерянных соседей. Лифт, как и следовало ожидать, не работал, Саня пошел пешком. Миновал двух встревоженных теток с третьего этажа, мирного алкоголика дядю Мишу со второго, потом еще несколько людей... С ним попытались заговорить, но он  не обратил внимания - быстро спустился на первый и вышел на улицу.
Во дворе, у подъездов и на детской площадке, толпился народ. Люди смотрели в небо. Было непривычно тихо: ни гула МКАДа, ни другого городского шума. Только дети плакали и выли собаки. В странном зеленом свете цветы у подъезда казались искусственными, а лица людей – мертвенно-бледными.
- Что это? – шептала, как заведенная курносая блондинка. – Что случилось? Что это? Что же это такое?!
У Сани не было ответа на ее вопрос. Интересно, метро работает? То, что другие видят зеленое небо и ветвящиеся молнии, его успокоило: он не сошел с ума, все видят то же самое, а раз так, раз с ним все в порядке (насколько это возможно для человека, несколько месяцев проведшего в компьютерных играх), он сможет найти Юлю.
Вокруг была разлита тревога, она читалась на лицах людей, в их движениях, интонациях, взглядах. Не оглядываясь, Саня вышел из двора на улицу Лескова. Машины стояли. Здоровенный черный джип въехал в грузовую «Газель», были и другие аварии, но ничего серьезного, насколько он видел. Водители толпились у заглохших автомобилей, на газоне бульвара, разделявшего полосы, кого-то били. Саня поспешил дальше, к метро Алтуфьево.
А если оно не ходит? Вдруг, метро остановилось, как и машины... Надо проверить, решил он, и перешел на бег.
Уже четыре месяца Саня не занимался, и дыхание сбилось – хотя он не курил и вел, в общем-то, здоровый образ жизни, тело многое успело забыть. Участился пульс. Он бежал мимо растерянных прохожих, жалея, что не угнал из общего коридора велосипед. Теща живет на Парке победы, если метро все же не ходит, пешком туда добираться долго.
По сторонам от разделенной бульваром улицы высились панельные дома, из окон и с балконов которых высунулись жители и, разинув рты, тыкали пальцами вверх. Чистый, зеленый район недалеко от Кольцевой дороги, палатки с фруктами и цветами вдоль тротуара… Кто-то перевернул лоток с яблоками, и Саня чуть не упал, наступив на ярко-красный плод. Мякоть с сочным хрустом размазалась под ногой.
Впереди, над деревьями, поднимались клубы дыма. Саня замедлил бег, заметив, что ледоколом рассекает людской поток. Бледные, перепуганные, растрепанные, люди спешили от метро. Ревели дети, заплаканные матери тащили их волоком. Мужики ругались и толкали друг друга, кто-то на кого-то орал.
Зеленый небосвод перечеркнула изумрудная молния. На ходу люди уставились вверх. Неподалеку пронзительно завизжали, толпа поперла вперед быстрее, паника начала распространяться по ней. Выпученные глаза, раззявленные рты... Саня свернул. Разум отключался, просыпались инстинкты, хотелось влиться в поток, затеряться и бежать подальше от опасности. Нельзя! Вспрыгнув на лавку, он схватил за руку пробегающую мимо девчонку лет четырнадцати, притянул поближе:
- Что там?
Она затрясла коротко стриженной головой, замычала и попыталась вырваться. Отпустив ее, он спрыгнул с лавки и натолкнулся на кавказца в спортивках.
- Мужик, что случилось?
- Смэрть там, смэрть! Бэги, дурень!
Никто ничего не понимал, толпа превратилась в безмозглое стадо, она неслась мимо витрин магазинов, люди натыкались на деревья, спотыкались о декоративный забор, ограждавший газоны, самые расторопные сворачивали и укрывались в подъездах. Саня огляделся: на другой стороне улицы кто-то вломился в японский ресторан прямо сквозь витрину. Со звоном рассыпалось стекло, заматерились...
В толпе не осталось ничего человеческого, она казалась цельным организмом.  Она заполонила весь тротуар и выплеснулась на проезжую часть, рекой обтекая препятствия. Отдельные люди карабкались через машины, кто-то упал и завопил, когда по нему побежали…
Саня перепрыгнул через заборчик и кинулся к подъезду ближайшей многоэтажки. Домофон не работал, он распахнул дверь и влетел в прохладный сумрак.
- Вали отсюда!
Двое красномордых мужиков стояли на лестничной клетке. Лет около сорока, один повыше, с пивным пузиком, второй – сутулый задохлик. Жильцы этого дома, наверное.
- Вали, кому сказали!
- Да ладно вам. – Саня развел руки. – Дайте отдышаться. Я местный, с Мелиховской. Мне в метро надо.
Мужики переглянулись. Их боевой задор сошел на «нет»: незваный гость был выше на голову, почти два метра хорошо тренированного, пусть и несколько обрюзгшего молодого тела. В бубен даст – можно выносить. С таким драться не охота.
- Так все от метро бегут, - неуверенно протянул задохлик. - Тут один так же вот приперся и давай в мою квартиру колотить. Ну, мы решили типа охрану организовать...
- Но что вообще случилось? – спросил Саня.
Мужики снова переглянулись.
- Так это… - плюгавый высморкался в сторону. – Небо, значит, зеленое. И горит всё. И взрывалось, машины накрылись, вся электроника накрылась.
Саня задумался. И правда, «полетела» вся электроника. Такое может случиться из-за мощного электромагнитного импульса... Что же, значит, война? Но зеленое небо не укладывалось в это предположение.
Плюгавый, обойдя Саню, подошел к двери, приоткрыл ее и выглянул наружу:
- И чего им всем надо?
Саня посмотрел через его голову: толпа не становилась жиже. Черт, откуда их столько? Как нубы от "босса"(5)  шпарят… Надо уходить дворами, может, мужики не правы, и метро работает.


(5)Игровой сленг.  Босс — крупный и мощный уникальный монстр игровой локации.


- Слушай, - сказал он плюгавому, - у тебя квартира на первом этаже? А окна во двор? Мне срочно уходить надо. У меня жена в городе, я за ней иду. На улице толпы, может я через двор уйду?
Как ни странно, тот его понял, без вопросов провел в свою «однушку» - тесную, заставленную старой мебелью. Решеток на окнах не оказалось, и Саня выскользнул во двор. Здесь были припаркованы машины, а за деревьями виднелась ограда детского сада. Саня побежал дальше.
Он вылетел на перекресток улицы Лескова с Алтуфьевским шоссе и замер. Горел «Макдоналдс». А на площади суетились люди в темной одежде и, почему-то, противогазах. Фырчали, плюясь черным дымом из выхлопных труб, автомобили незнакомой конструкции - похожие на тачанки, но без лошадей, с открытыми кабинами и многоствольными пулеметами на багажниках.
Станцию метро закрывала от взгляда овальная воронка, состоящая из густых потоков  светящегося зеленым марева. Она медленно кружилась над асфальтом, и в центре ее пульсировал светом туманный пузырь, откуда иногда били изумрудные молнии. Если бы все это происходило в игрушке, Саня бы сказал: портал. Но ведь в реальности не бывает порталов!
Он попятился, соображая, как быть дальше, куда идти. Его родители жили в Питере, да и все немногочисленные родственники там же, а в Москве, куда он переехал три года назад, устроившись работать начальником отдела администрирования в крупную международную фирму, - только Юля с тещей. Надо к ним, других вариантов нет, а раз так - обойти перекресток, а после двигаться напрямик. Северные Дубки, Бескудниковский бульвар, Лихоборка, Большая Академическая... Далеко! Даже напрямую - километров двадцать, нужен велосипед, а лучше - байк.
Он побежал в обход перекрестка, стараясь держаться подальше от странных людей в темной одежде и противогазах. Если машины встали, это ведь не значит, что и все мопеды-мотоциклы тоже не работают. Или значит? Как вообще такое может произойти, почему автомобили стоят, не работает реклама, не светятся светофоры... Размышление прервал звук мотора - и на перекресток, объезжая другие автомобили, вылетел древний облупившийся "жигуленок" с решетчатым багажником, к которому веревкой была примотана огромная сумка. Странные люди на перекрестке оглянулись, некоторые подняли оружие. "Жигуль" свернул, объезжая их, и тут заговорил многоствольный пулемет на багажнике одной из напоминающих тачанки машин.
Саня присел за урной, наблюдая.
За пулеметом стоял человек в широких шароварах, короткой кожаной куртке и противогазе, он быстро крутил рукоять, вращая стволы и поворачивая станину, вел огонь по "жигуленку". Водитель его, чей перекошенный профиль мелькнул за боковым стеклом, попытался уйти от выстрелов, резко повернув в сторону Череповецкой. Пули пробили лобовуху, пошли выше, разворотили сумку, из которой посыпались разноцветные тряпки, взлетели веером позади машины - а она, врезавшись в светофор, встала.
Саня бросился вокруг перекрестка, огибая его по широкой дуге.  В голове кружилось одно слово: "гатлинг", "гатлинг", "гатлинг"... У этих, в противогазах, на их допотопных машинах - пулеметы "гатлинга"! Хотя у классического "Gatling gun"  магазин сверху, а тут - длинная, патронная лента, с лязгом уходящая в приемник. Кто же это такие... Оккупанты? Захватчики? Они вторглись в Москву, из-за них вся эта паника? Это они создали зеленый купол? Но как? Откуда они взялись?!
Когда он нырнул во двор позади многоэтажки, крики, к которым снова добавились звуки выстрелов, стали тише. Туманная зеленая воронка... Что, если это и правда портал? Портал, через который пришли захватчики? Нет, не может быть, это же реальность, не игра! Он в реальной Москве, он в...
Он сошел с ума! Свихнулся из-за игр!
Пытаясь отогнать эту пугающую до дрожи в коленях мысль, Саня обежал детскую площадку, и на другой ее стороне увидел прислоненный к лавке велосипед. В сторону дома за площадкой бежала женщина, волочащая за собой пацана лет четырнадцати.
Саня схватил велосипед, усевшись в седло, поехал. Тот был маловат для его роста - приходилось нелепо растопыривать колени, но все же скорость увеличилась. Он объехал дом, где скрылись женщина с подростками, и вылетел прямиком к овальной зеленой воронке, которая медленно кружилась между двумя гаражами. "Портал" был гораздо меньше того, на площади, в центре его вспухал и опадал пузырь изумрудного сияния. Из портала выходила пара запряженных животных, похожих на быков, но более массивных, с горбами на спинах и закрученными винтом рогами. За широкие ремни они тащили из портала колесницу с закругленным высоким передом.
Обычные многоквартирные дома, обычный московский двор, детская площадка, гаражи - и боевая колесница вроде тех, на которых разъезжают в исторических фильмах про древний Рим, создавали дикий контраст. Мучительное, пугающее ощущение, что он попал в компьютерную игру, из которой не может выбраться, которая затягивает его все глубже в свой фантастический мир, охватило с такой силой, что Саня едва не налетел на бордюр. Лишь в последний момент круто вывернул рулевую вилку и встал, оторопело глядя на машину. Рогачи трусили на удивление бодро для таких крупных, тяжелых существ. В колеснице за ними находились двое - один держал поводья, второй восседал позади него на чем-то высоком, и в руках его было ружье с длинным стволом.
Колесница катила на Саню. За ней из портала выходили пешие. Справившись с изумлением, он налег на педали и рванул вдоль бордюра, к скверику, за деревьями которого можно было укрыться от захватчиков.
Но его уже заметили. Чужак на возвышении выпрямился - на ветру захлопали полы кожаного плаща с тремя красными полосками на рукаве - и поднял ружье.
Выстрел прозвучал, когда Саня почти достиг сквера. Хлопок, треск... Он как раз повернул голову - и увидел, как от ружья к нему протянулась сверкающая полоска, похожая на необычно прямой разряд молнии.
Она врезалась в велосипед, и тот словно в один миг перестал существовать. Саню подбросило - вверх и вперед, он рухнул грудью на землю между деревьями. Разевая рот, выпучив глаза, уперся ладонями, приподнялся. Шаги... Неразборчивые, глухие голоса...
Саня лег набок, попытался сесть. Все вокруг плыло, болела грудь, ломило виски. Если бы не месяцы, проведенные в виртуале, он, наверное, смог бы встать и убежать, но сейчас тело плохо слушалось, одрябшие мышцы противились нагрузке.
Совсем рядом он увидел две пары тупоносых сапог. Голова закружилась сильнее. Над Саней стояли двое: кожаные шаровары, куртки, ремни, длинные ножи в ножнах. Газовые маски незнакомой модели скрывали лица, тускло поблескивали темные окуляры. У одного в руках было оружие с толстым стволом, грубым деревянным прикладом и торчащим далеко в сторону кривым рычагом, похожим на магазин, но слишком уж длинным и тонким.
Чужак взмахнул ружьем, и приклад врезался Сане в висок.

(конец первой главы)
  • 0




0 user(s) are reading this topic

0 members, 0 guests, 0 anonymous users